?

Log in

Примерно год назад я писал о том, что попытки Минфина более плотно обложить налогами нефтяную ренту вызвали истерическую реакцию не только заинтересованных лиц, но и лиц, отстоящих на первый взгляд от сырьевой ренты на достаточной дистанции. Например, Грефа. И они тогда победили. Неплохое свидетельство влияния нефтяных бабок на экономическую, и не только, жизнь страны.

Покупка Роснефтью выставленной на приватизацию Башнефти служит подтверждением. Не будем о профанации понятия "приватизация", когда одна госкомпания покупает другую госкомпанию.
Интереснее другое. Вывалить вот так без подготовки пять с хвостиком $млрд, это не слабо. Как-то сильно контрастирует с прошлогодними воплями по поводу "зарезания курицы" несущей для страны золотые яйца. То, что такие деньги болтаются на счетах госкомпаний, свидетельствует о том, что рента, принадлежащая народу, изымается, мягко говоря, не в полном объеме. Что-то и приватизируется. Не все "яйца" декларируются.

Ситуация принципиально отличная от компаний технологического сектора. Тех же МИГа, СУ, ГАЗа или ВАЗа, которым без поддержки государства никак. Еще один штрих к позиции официальных экономистов, делающих вид, что проблемы технологических отраслей связаны с дурным "инвестиционным климатом". Судя по нефтянке инвестиционный климат у нас сверхпривлекательный. Поэтому чужие здесь не ходят.

Кстати, недурной инвестиционный климат еще на железнодорожном транспорте. Не знаю, как сейчас, давно не интересовался, но несколько лет назад крупнейшим держателем депозитов в отечественных банках был не Газпром, а РЖД. Судя по устойчивому и "динамичному" росту цен на билеты ситуация измениться не должна. И также постоянно скулит о недостатке средств на поддержание работоспособности.

Теоретически, тоже могла поучаствовать в тендере. Чувствуете круг потенциальных претендентов на сверх привлекательные активы? Вернее, за чьи бабки приватизация идет? Вот и рассказывайте после этого о модели равновесной экономики.

Еще один шок - мгновенная смена руководства. Действия на упреждение сильно напоминали рейдерский захват. С явной поддержкой правоохранительной системы. Смысл происходящего объяснениями Леонтьева явно не исчерпывался.

Предотвращение воровства или слива инсайда? Не потому, что в Роснефти не воруют, а чтоб не досталось чужим. Разумеется - гипотеза. Информация для размышления.

Там, где рента (богатство, возникающее из воздуха), воровство случается значительно чаще, чем там, где за всякую вещь нужно платить ее изготовителю. В Роснефти об этой специфике отрасли, как видно осведомлены неплохо. В общем, в интересной стране живем. Есть чем гордиться!

Появились признаки реальной приватизации. В начале июля успешно продан 10%-й пакет акций Алросса. Большой прибыли на этом бюджет не заработал. Где-то в пределах 0.3% бюджета.


Биржевые аналитики, признавая успех, страдают по поводу сугубо сырьевой ориентации концерна. Прозвучало мнение, что будь у Алроссы предприятия переработки, компания могла бы стоить значительно больше. В правительстве тоже уповают на то, что приватизация развернет компанию на поддержку переработки.


Стоит ли по этому поводу страдать? Недавно в правительство обратились представители гранильных фабрик. Они заявили что снятие 6%-го таможенного сбора на импорт ювелирных бриллиантов подорвет и без того убогую рентабельность бизнеса. Можно, конечно, предположить, что это стандартный ход защиты интересов владельцев бизнеса. Скорее всего, именно так и будет расценен этот факт представителями власти.


Но в то же время, доля камня, ограненного за бугром давно и устойчиво превосходит долю отечественной огранки и продолжает расти. Возможно, "Алросса" вполне адекватно просчитала перспективы внутренней обработки, и решила: а ну его на...


В пользу этой версии говорит масса давних и недавних событий. Вот недавно отставили Бо Андерсена - директора ВАЗа, поставившего на конвейер за два года две реально новые модели. Во что давно уже никто не верил. Последняя до него модель Калина стала на конвейер в 2004-м, 12 лет назад. Основной мотив - ориентация на внешних поставщиков. Двигатель для "Ларгуса" выбирается от Renault, а не от ВАЗа. Патриоты в правительстве этого не простили.


Между тем, еще лет десять назад, звучали мнения отечественных профессионалов, что производство комплектующих в России нерентабельно. Подтверждением тому были длительные процедуры "выкручивания рук" внешним претендентам на отечественную сборку. От них, требовали ЛОКАЛИЗАЦИЮ. Они всеми способами от нее отбояривались.

В итоге на наши условия они согласились: пока рынок рос на нефтедолларах, производители готовы были на многое. Но выторговали порядок расчета локализации. При отчетной цифре в 45%, рублевая локализация на Автофрамосе не дотягивала до восьми (октябрь 2009). А доля добавленной внутри страны стоимости определяется именно рублевой составляющей.


Однако, несмотря на весь мухлёж, Николя Мор, новый французский глава ВАЗа, по-прежнему ставит задачу достичь рентабельности. Как вы думаете, у него получится?


На этот вопрос лучше всего ответил наш гарант. "В настоящее время для России продавать сырую нефть выгоднее, чем строить НПЗ", сказал премьер-министр РФ В. Путин 29 декабря 2009 во Владивостоке. "Как это не покажется парадоксальным, сегодня продавать сырую нефть экономически выгоднее, чем нефтепродукты".

И тут он совершенно прав. Более того, в этом нет ничего "парадоксального". Нефтяной фактор значительно эффективней, чем трудовой или капитальный. Любое разбавление сверх эффективного фактора неэффективными ведет к снижению эффективности! Читаем теорию факторов.


Рост экспорта нефтепродуктов связан со значительно меньшими акцизами на них относительно акцизов на сырую нефть. Бюджет теряет значительные суммы, практически субсидируя переработку. Многие нефтедобывающие страны не производят бензина. Дешевле субсидировать импорт.

Нафиг нам вообще производить автомобили, гранить алмазы, если сырье продавать выгоднее?

Как ни странно, революционное признание Путина экономисты просто не заметили. Но что еще удивительней, его не заметили собственники остатков отечественного машиностроения и др. высокотехнологичных отраслей. Положение легко экстраполируется на всю экономику.


Если премьер, и не просто премьер, а ВВП, признаёт, что перерабатывающие отрасли объективно в худших условиях, чем их внешние конкуренты, это дает серьезные козыри в лоббировании их интересов, совпадающих в данном случае с интересами страны.

С чего мы начинали? С Алроссы? Так вот, там, похоже, рулят не дураки. Умом или каким другим местом, но чувствуют, что в сырьевой экономике, с обрабатывающими отраслями лучше не связываться.
Недавно жена подсунула двухнедельную газету с интервью В. Мау. Публикация называется "почему стоимость сырья не виновата в нынешних проблемах страны, и как долго продлится падение экономики".
С одной стороны в ней пережевываются набившие оскомину теоретические фейки. С другой, автор не последний участник разработки очередной антикризисной стратегии, и его теоретический багаж весьма возможно повлияет на ее архитектуру. Ответ на вопрос: "что нас ждет", зависит и от него.
Первое впечатление от высказываний Ректора РАНХиГ - авторитетное опровержение объективной реальности.
"Благополучие зависит от способности адаптироваться к тем или иным условиям. Нет такой цены на «черное золото», при которой нам гарантирована катастрофа. Катастрофа в экономике может быть как при цене 10 долларов за баррель, так и при 160 долларов за баррель. Серьезные проблемы бывают из-за ошибок экономической политики, а не из-за того, что нефть дешевеет".
В смысле: есть опасности пострашней зависимости от нефтяных котировок. Мы-то думали, что все наши кризисы - уже три - были связаны с падением нефтяных цен. Автор не объясняет, по каким причинам может случиться катастрофа при $160/баррель. Пока это мечта нашей верхушки, способ на время решить все их и половину наших проблем.

Он вообще ничего не объясняет. Он авторитетно доводит до нашего сведения. А уж почему $10 может стать катастрофой - объяснять не надо. В 1998 это уже проходили. Правда, надо согласиться, дефолт был вызван не только падением нефти, но и идиотским "валютным корридором". Однако ж спусковым крючком стала все-таки цена. А потому исключать ее из системообразующих условий экономики не представляется разумным.

К тому же два следующих кризиса трудно связать с какими-то ошибками. Жили, жили, росли, росли  и вдруг, нефть обвалилась. Тут же валился ВВП.

Почему основная проблема - "ошибки экономической политики"? Это намек на дураков в правительстве? Ну, это вряд ли. Ребята там, особенно в экономическом блоке ушлые. Может не архистратеги, но им это и по штату не положено. А тактические вопросы они разруливают грамотно.

Для меня, отрицать связь экономического благополучия страны с ценами на нефть - за гранью адекватности. В S&P еще в 12-м г. обратили внимание на поразительное сходство графиков долларового ВВП России и нефтяных котировок. Да и без графиков понятно: когда росла нефть, рос ВВП, когда нефть падала, ВВП падал, когда нефть стояла с января 11-го до августа 14-го года, говорили о стагнации.

Вообще, всяк, кому не лень, может для проверки скачать с сайтов Госкомстата, МВФ, ВБ данные о ВВП России и ценах на нефть, загрузить их в EXCEL, и нажать кнопочку "корреляция". Программа выдаст коэффициент корреляции (уровень зависимости) между этими двумя рядами цифирей.

У меня этот уровень по данным  МВФ в текущих долларовых ценах, на периоде 1995-2012гг получился 98% с копейками. В разных источниках данные слегка отличаются. Существенно картина не меняется, но процент может уйти. Т.е. на другие причины, включая ошибки экономической политики, приходится менее 2-3% влияния. Уровень статистической погрешности.

За этой статистической связью стоят очевидные зависимости. Открытый (технологический) сектор практически подавлен и на изменеие курса практически не реагирует. ВВП определяется сырьевым экспортом, и ответным импортом.

Импорт (погрузка, перевозка, хранение, продажа, перепродажа, обслуживание, использование в местном производстве, страхование, кредитование) кормит более половины населения. На нефтедолары содержатся крупнейшие высокотехнологичные госкорпорации. Снижение цен отзывается сокращением в этих отраслях.

Автор эту зависимость отрицает: "Нефть (и, кстати, санкции тоже) не имеет никакого отношения к торможению экономики. Просто прежняя модель экономического роста больше не работает". Да, да, да... Совпадения динамики ВВП с нефтяными котировками носят совершенно случайный характер...

Как раз наоборот. Модель сырьевой зависимости работает на все сто. Нефть и газ - основа российского экспорта, половина бюджета и может, как сказано выше, чуть поменьше половины ВВП. И  отбояриться от нее не так просто.

Следующий пассаж: "В экономике все достижимо. Сейчас есть одна краткосрочная проблема - остановить спад. Это непростая задача, но экономика не может падать вечно, она все равно выйдет в некое равновесие и остановится. Но есть и гораздо более трудная задача - запуск роста".

"Одна краткосрочная проблема" - это вообще КЛАСС!!! Если мы признаем зависимость ВВП от сырьевых доходов, если у нас сырьевая экономика, то понятно, что падать она будет до тех пор, пока будет падать нефть.

Может с каким-то временным лагом. Сейчас, например, она упала очень незначительно. Значительно меньше, чем упала нефть. Благодаря закачке средств стабилизационного фонда, и проеданию сбережений. В 15-м году расходы россиян впервые за 15 лет серьезно превысили доходы.

Если в этом году котировки не вырастут, а стабилизационный фонд, поистощится, то провал будет глубже. А если при этом еще и нефть упадет... Правда, в какой-то степени это падение будет компенсировано ростом в отраслях, выигрывающих от падения курса. Вопрос, в какой.

А вообще, экономика сырьевых придатков может падать вечно. Средние темпы роста стран ОПЕК за 30 лет в XX в. отрицательные.

Особенно мне нравится фраза "В экономике все достижимо". Вот Европа и Япония ни как не могут достичь заметного роста. Не получается! Наверно имеется в виду продолжение: "если послушать умных людей". Таких как В. Мау. Там таких нет!

И что же нам предлагает т. Мау? Основная его идея - переход от экономики (модели развития) спроса к экономике предложения. Для этого нужно, что бы элиты осознали необходимость этого и развернули административными рычагами политику от государственной ориентации к ориентации на частный бизнес. Плюс неизбежный инвестиционный климат.

Вообще-то если относиться к экономике, как к науке, надо бы объяснить, почему Российская экономика впала в текущее состояние (модель). А причины предельно ясны - это в разы большая эффективность сырьевого сектора, заданная огромным отрывом сырьевых ценами от себестоимости. Более эффективные отрасли вытесняют менее эффективные. Д. Рикардо, начало XIX.

Как предполагается добиться вытеснения сверхэффективных низкоэффективными никто не признается. Упорно отрицается "голландская болезнь" - выражение того самого рикардианского вытеснения.

ГБ вообще не связывают с рентой - основным ее механизмом. Рента - это халява. Любую продукцию выгоднее обменять на халяву, чем производить самим. Именно нефтедоллары делаю нашу экономику экономикой спроса. Все рентные экономики - экономики спроса. Синоним - экономика халявы. На против того все экономики импортеров нефти - экономики предложения. Потому что оплачивают халяву продуктами своего труда.

Что надо, чтобы она стала экономикой предложения? Нужно устранить халяву (заткнуть скважины, или опустить нефть до $5). Без халявы экономика сразу станет экономикой предложения. Потому что, для того, что бы что-то купить, придется самим что-то произвести и продать. Заметьте, без всяких административных усилий.

Или еще рекомендация: "Сейчас стоит задача сформировать новые факторы роста, повысить потенциал роста, как говорят экономисты. В современных условиях это означает расширение транспортной инфраструктуры и качества человеческого капитала (то есть развитие образования, здравоохранения, науки)". Надо заметь, все это бюджетная сфера. Когда денег в бюджете было много этим не занимались, а когда деньги кончились, опомнились? Вопрос: на какие шиши? К тому же до сих пор инфраструктура устойчиво развивалась, и нет оснований рассматривать недостатки таковой, как основную причину спада.

Все это наводит на грустные размышления. Уважаемый профессор, ректор РАНХиГ, член Президиума Экономического Совета при Президенте Российской Федерации, кавалер Ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени — за заслуги в разработке государственной социально-экономической политики, главный и со- редактор наиболее влиятельных в стране экономических журналов, председатель или член нескольких общественных и государственных "комиссий", "правительств", и т.д. и т.п. высказывает весма индивидуальную версию очень распространенных иституциональных взглядов. Разумеется, от имени науки. То что институционализм жестко конфликтует с макроэкономикой, пусть разбираются те, кому не лень.

Вопрос в том, с чем мы имеем дело. В науке дважды два у всех четыре. Иначе это не наука. В экономике на 10 профессоров от 5 до 10 "экспертных мнений". К этому так привыкли, что объяснять не трудятся. Как в данном случае. Шаман же не объясняет, как работает его колдовство! Духи помогут!
Другой вопрос: на что ориентироваться правительству, президенту, нам грешным? Экономистов много, и у каждого свое мнение. Где критерии? Никого, увы, это ни мало не заботит. Как мыслим, так живем.
Особый статус ДНР, заложенный в Мнские договоренности - явный элемент федерализации. Нет оснований надеяться, что если этот статус получит Донбас, его не захотят остальные (кроме самых дотационных) области Украины. Это основной пункт сопротивления Украины минской программе.
На первый взгляд предложение вполне разумное, абсолютно соответствующее демократическим принципам. Это должно понравиться западным демократам, включая Штаты. Нужно дифференцировать условия между очень отличающимися по менталитету и интересам западными, центральными и восточными областями.
Однако есть и двойное дно. Пример того, что может получиться, дает Россия. Если кто помнит, при Ельцине федеративные принципы соблюдались. Тогда в продолжение развала Союза областные бюрократии пыталась продолжить  парад суверенитетов в собственных интересах.
Ельцин, когда работал на свержение Горбачева, активно вербовал сторонников в стане региональной бюрократии, обещая им "столько суверенитета, сколько унесут". Придя к власти он получил на свою голову все прелести этой идиотской идеи. "Суверенитет" хотели иметь все, вплоть до сельсоветов. Это требование, понятно, предъявляли соответствующие власти, а не население. Амбиции властей у нас слабо связаны с нуждами населения.
Страна регулярно балансировала на грани развала. Властные амбиции губернаторов чаще  конфликтовали, чем совпадали с интересами страны и народа. Под прикрытием защиты местных рынков регулярно возникали местные таможни. Местные князьки успешно использовали "суверенный" шантаж, что бы выторговать бабки или преференции у центральной власти, создавали себе дополнительные кормушки.
Разумеется, это вредило экономике и делало политическую конструкцию нежизнеспособной. Но граждане не возражали... Население верило  «своим» бюрократам, что федеральный центр их грабит, а местная власть защищает. Манипуляция была махровая, примитивная, но политическое сознание населения еще примитивней, и наживку заглатывали на лету.
Кстати, что-то не припоминается устойчивых федераций, вышедших в обозримом прошлом из-под власти тиранов. Наверно, тираны на своих местах оказались не случайно.
Чтобы вернуть страну к элементарной устойчивости, ВВП начал строить вертикаль власти почти сразу придя к власти. Она похерила de facto федеративные принципы, заложенные в конституции, и поставила регионы в жесткую зависимость от центра.
Реально федерацией Россия не является. Ни в Германии, ни в Штатах, глава государства не может снять главу члена федерации «в связи с утратой доверия». Там налоги не стаскиваются сначала в центр, чтобы потом спустить в регионы. Если те хорошо себя ведут. Поэтому у нас искусство лоббирования — главное достоинство регионального политика.
С экономической точки зрения — сплошной ущерб. Местная власть, которая зависит не столько от местных налогов, сколько от «трансфертов» может воровать из этих трансфертов сколько угодно. Ее интерес в развитии местного бизнеса минимален. От чего, собственно, буксуют все федеральные программы стимулирования бизнеса. На финансовых потоках туда-сюда кормятся стаи привилегированных пираний. Но другого способа обеспечить стабильность государства, похоже, нет. Федерация для тех, кто дорос до демокритии.
От мудрости или от жадности эту фишку украинская бюрократия прорубила еще «на заре национального возрождения». И забила в конституцию очень жесткую «вертикаль». А наши лидеры, надеются под благовидным предлогом навязать им то, от чего мучительно уходили сами.
На Украине-то — наши люди. Демократии у нас только на первый взгляд разные. Начни разбираться — очень много общего. Олигархи рулят, как у нас при Ельцине. Со свободой слова общие проблемы. Очень похожи повадки депутатов. Когда Януковича скинули, депутаты партии регионов в разные стороны прыснули как тараканы от огня.
Совсем как в России по пришествии Путина из всех партий депутаты дружно кинулись в ЕдРо. Как мухи на мед. Когда Путину понадобится, прыснут в обратном направлении. Какая уж тут гражданская позиция!
Но главное — народ, не способный к самоорганизации для защиты своих прав. В том числе за свободу слова. Ни у нас, ни у них нищие учителя и врачи забастовок не объявляли. Большая часть украинских митингов и демонстраций оставляют впечатление дорогой режиссуры. Происходят, когда нужно «высшим силам». Благо эти силы на Украине не монолитны и между собой регулярно конфликтуют, что создает иллюзию политической свободы. И политические партии создаются либо олигархами, как до Путина, либо из кремля, как при нем.
С одной стороны это дает понимание того, что и «майдан», и ДНР — акции инспирированные. С другой — что глупо надеяться на то, что местные власти на Украине поведут себя по-другому, и федерализация даст ей что-то лучшее, чем дала России. А вот что это даст России — вопрос интересный…
В Москве на прошлой неделе вручили премии РБК за экономические победы. Не только за экономические. Но экономические представляют интерес, как показатель успешных отраслей и перспективных направлений. Список победителей по номинациям выглядит так:
1. Предприниматель года: Аркадий Столпнер - медицинская частная сеть центров томографии.
2. Менеджер года: Оливер Хьюз - Банк Тиньков.
3. Инвестор года: Роман Авдеев - Московский Кредитный Банк.
4. Стартап года: компания "Клин" - уборка помещений.
5. Прорыв года: "Авито".
6. Сделка года: Бинбанк.

Нетрудно заметить, что все победители трудятся в сервисном секторе. Половина - в банках.
Ни одного представителя реального сектора, промышленности. Либо там работают дураки и лентяи, либо эти сектора находятся в очень разных экономических условиях. И то, что можно сделать в одном секторе, невозможно сделать в другом. По мнению РБК, очевидно - первое. Понятно, ракеты в космос запускать, или самолеты разрабатывать - не банками рулить, большого ума не надо.
Если учесть, что по уровню зарплат управленцев банковский сектор опережает сырьевой, то понятно, на ком держится национальная экономика и куда направлен вектор развития национальной экономики.

Реальный сектор нам не нужен. Нас банки прокормят! Может поэтому ракеты в се чаще падают.
Впрочем, есть некоторая ненулевая вероятность того, что дело все-таки не в дебильности производственников. Если сервисный сектор вполне успешен, а производство, конкурирующее с внешним миром нерентабельно, то это явный признак "Голландской болезни" (ГБ).

Но наличие ГБ у нас ни правительство, ни большинство "системных" экономистов не признают. Силуанов в начале года заявил: «Голландская болезнь прошла», имея в виду пагубные последствия нефтяного «потребительского бума» в России, раздувшего рубль, но парализовавшего конкурентные отрасли.

Однако рубль по-прежнему раздут, и стоимость производства выше, чем в странах-импортерах углеводородов. К началу 14-го г. реальный курс и реальные зарплаты были выше более чем в три раза по сравнению с 2000-м. За последние год-полтора реальный курс сдулся процентов на 40-45. А реальные зарплаты вообще на 15-20%.

Соответственно стоимость производства остается в полтора-два раза выше, чем в 2000-м. Но в 2000-м рубль тоже был раздут, хотя и поменьше. Как раз о ту пору рос интерес к ГБ, как основной причине экономических  неудач. Но сейчас все усердно делают вид, что наша экономика в равных условиях с внешними конкурентами, и удорожание производства конкурентоспособность не подрывает. Как такое
может быть, держится в строгом секрете.

Вообще игнорирование ГБ выглядит загадочо. Либо за этим стоит осознание опасностей, связанных с ее признанием (придется признать, что майские указы крайне вредны), либо простота идеи привлечения инвестиций кружит голову. И действительно, чего проще: чтобы убыточные отрасли стали рентабельными нужно всего лишь привлечь в них инвестиции.

Их и привлекают старательно и изо всех сил. Из года в год. Они не привлекаются. Напротив капиталы бегут. Но их продолжают привлекать. Дежурное внимание к вопросу проявлено в последнем послании президента. Все это напоминает анекдот советских времен про прапорщика, считающего инновационные подходы обезьяны неэффективными, и предпочитающего подход: "трясти надо!"
Тут не все чисто с логикой. Если бегство капиталов продолжается, значит, деньги здесь не нужны. Если исходить из наличия ГБ - ситуация закономерная: Самый капиталоемкий технологический сектор в инвестициях не нуждается по причине неконкурентоспособности.

Какой дурак станет инвестировать убыточные отрасли? Инвесторы - ребята тупые и безответственные. Таких мотивов как «поднятие конкурентоспособности национальной экономики», не понимают. Предпочитают вкладываться в самые рентабельные отрасли. За прибылью поганцы гонятся. Но в учебниках пишут, что для экономики это самое полезное.
Капиталоемкость сервисного сектора, при всей его успешности на порядок ниже. Сырьевой и так в инвестициях купается. Если и клянчит иной раз у государства помощи, то не от бедности, а от наглости. Вот и получается, что сырьевые доходы пристроить некуда. Не все же изымают на выполнение майских  указов. Остальное приходится вывозить. Что тоже служит косвенным признаком ГБ, которой у нас нет.
Я восхищаюсь политикой греческих левых. С такой детской непосредственностью отстаивать свое право жить за чужой счет, не отдавать долги, на мой взгляд может только ребенок. Но аргументация выглядит как конкурс тематического жульничества. И правительство явно бравирует навыками демагогического шуллерства.

В европейской политике случай, кажется, уникальный. Надо отдать должное Европе - она ведет себя прилично. Более прилично, чем стоило бы. Хотя, у нее на то свои причины. Но разница позиций все-таки разительна. Европа доказывает свое право на честные и ответственные отношения. На то, что долги должны возвращаться! В общем, на союз приличных людей. И не торопится называть вещи своими именами.

В прочем, судя по итогам референдума, дело не только в левых. В конце концов, их выбрал народ. И референдум подтвердил: выбор не был случайным. Как и то, что Греция оказалась в такой ситуации. Предыдущие правительства, создавшие ситуацию, также пришли к власти на популизме, результатом которого стал существующий кризис.

Вообще, греки следуют перспективной идее: предоставить должникам право решать стоит ли им отдавать долги. Что-то в этом есть романтичное и гусарское: кому должен всем прощаю!!! И очень демократично. Проголосовали, значит, можно не платить! У них же демократия, или где? Приятно за чувство достоинства православных братьев.

Конечно, немцы, или какие-то там шведы, этого не поймут. Вопрос, похоже, в национальном характере. А может больше, в национальной идее? Почему бы не сделать халяву национальной идей?

Ципрас заявляет, что Европа своими требованиями ограбила Грецию, и на этом основании должна давать ей новые кредиты и прощать старые. Грабеж состоял в том, что до сих пор кредиты давали, под обещанья учиться жить за свой счет. "Гибкость ума" потрясает!

Самой Греции учиться не хочется. Ей и так хорошо. Ну подумаешь, дефицит бюджета составил процентов 20-25 (2011г.). Ну, подумаешь, внешний долг растет! Какая фигня! Грекам от этого хуже? Судьба у Европы, стало быть, такая - платить за Грецию! В любой системе должны быть лохи, которые платят за других.

Однако, как после вышесказанного это не выглядит странным, претензии Греции на "ограбление" имеют смысл. ВВП Греции сократился на 26%. Греки уверены, причина - меры жесткой экономии, навязанные "хозяином", за "хозяйские" деньги. Злодеи из Европы хотят ограничить их потребление их доходами. Греки не хотят.

В действительности причина - халява. Уже не первый десяток лет обсуждается проблема "глобальных дисбалансов". Признается, что основным двигателем китайского, и других экономических "чудес" является политика занижения курса, сопровождаемая выводом капитала. Ее отражением служит стагнации Штатов, и Европы - импортеров Китайского и не только капитала. Халява, даже на время, никогда не проходила без ущерба для реального сектора. Где возникает халява, там падает интерес к производству.

В случае с Грецией резкое начало греческой рецессии на два года отстало от двукратного роста пассива платежного баланса. Остановка падения с тем же двухгодовым лагом следовала за приведением баланса в плюс. Рецессия была следствием жизни в долг, а не наоборот. Падение производства и уровня жизни - явное наказание за жадность.

Грустно, что ни Европа, ни МВФ об этом эффекте программ "помощи" не говорят. Вообще, похоже, что западная политкорректность играет с Западом злые шутки. Невозможность называть вещи своими именами, ведет к сокращению понятийного аппарата и подмене понятий. А подмена понятий - это уже неадекватность.

Грустно, что терпение греков быстро иссякло. Пока страна только остановила падение. Чтобы начался рост необходимо повысить конкурентоспособность: снизить затраты, производственные и социальные. Избавиться от халявы... Лучшим способом представляется переход на собственную валюту.

Если бы грекам не удалось присоединиться к еврозоне, эксперимент закончился бы давно. Курс драхмы покатился бы вниз, инфляция обесценила социалку, рентабельность экспорта выросла. Долги престали бы расти: в долг перестали бы давать. Наверно, были бы другие трудности – безответственность не лучший помощник экономики. Но такой провал маловероятен.

Урок Греции таков: общая валюта отключает внутри зоны механизм саморегуляции и провоцирует страны не очень устойчивые перед ее Величеством Халявой на жизнь в долг. С неизбежностью последующих долговых и общих кризисов. В такие зоны стоит пускать только очень близкие по менталитету страны. В большинстве случаев своя ответственность и экономическая саморегуляция лучше коллективной ответственности и ручного управления. Даже если они снимают таможенные барьеры. Игра не стоит свеч. Такой колхоз противопоказан не только Греции. Пример не первый, хотя таких конфликтов еще не было.
Когда Украина праздновала годовщину "майдана" у нас прошла массовая и довольно внушительная демонстрация "антимайдановцев". Для кого-то праздник, для кого-то горе. По какому поводу горюем? У нас нет своих проблем, так пострадаем за соседей? А наше ли это дело? Может предоставить им право самим решать, что для них хорошо, что плохо?


Явление интересное во многих отношениях. Хотя бы тем, что демонстрации у нас большая редкость. Самый значительный пример - "Болотная". Быстро затухший всплеск политической активности. Только в Москве. Часть организаторов пересажали. Повторение маловероятно.

Последний пример - протесты московских врачей. Набрали до пяти тысяч участников. Мелочь... Притом, что в Москве реальный избыток врачей. Иначе в провинции. Последняя медицинская реформа, по мнению многих врачей в Мурманске значительно более разрушительна, чем все предыдущие. Через вредность порезали отпуска и зарплаты. При остром дефиците специалистов в поликлиниках невозможно попасть в диагностический центр. Поликлиникам невыгодно направлять. Они при этом теряют деньги. Но кроме Москвы, нигде протестов не было. Или я недостаточно информирован?

Антимайдан интересен лозунгами. "Не забудем - не простим!" Не простим, простите, чего? Кто вас обидел? Вам предпочли других? Вас бросили? И что в этом удивительного? За что вас особенно любить? За внешнюю политику, сделавшую газ и доступ на внутренний рынок предметом постоянного шантажа? За разъедающую государство коррупцию? За специфический государственный строй - промежуточную фазу между демократией и монархией, где без участия президента водопровод в деревне не могут построить, где власть делает с народом все, что заблагорассудится, а народ только по кухням да форумам флудит? А может в зеркало иногда поглядывать? Например, сходить в кино, посмотреть "Левиафана". Многие посмотрели? А выводы какие-нибудь сделали?

А сами-то так уж ненавидим Америку? Да полно! Англицизмы в языке еще не конкурируют с матом, но явно теснят лексику, составляющую верхнюю часть национальной культуры. Мат, конечно, останется. Вопрос, что останется от остального языка? Опять же, куда бегут наши наиболее успешные специалисты? Особенно в части естестенных наук? Где они более востребованы?

Мы с презрением оскорбляем их майдаунами. За то, что они пытаются что-то изменить? За то, что они пошли против законной власти? Да, пошел не народ. Майдан не был гражданским протестом в традиционном понимании. Это был явно хорошо организованный и проплаченный протест. Примерно, как наш "антимайдан". Потому что наш народ (а там ведь наш, советский народ!) до самоорганизации, до народного протеста еще явно не дорос. Но этот проплаченный и организованный майдан не имел бы никакого смысла, если бы его не поддержал народ. А если поддержал при всех его охлократических и националистических издержках, значит, сделал выбор. И выбор этот не в нашу пользу.

Мы-то, конечно, не майдауны! Со своей властью живем в мире. Да что там в мире - мы ей преданы, мы ее любим! Несмотря на постоянно закручиваемые гайки по части гражданских свобод. Кстати закручивают не только власти. Операторы кабельного телевидения даже не по требованию - по сигналу отключили "Дождь". Несмотря на потерю доходов. И никто на демонстрации не вышел. Все потому, что патриоты! Движение всенародное! Это нормально, и может быть более того - неизбежно.

Для рентных экономик крайне нехарактерны устойчивые демократии. Политической стабильностью обладают в основном авторитарные режимы. Характерные представители – монархии Аравийского полуострова и Брунея. В странах с выборной системой власти вполне стабильной может считаться только Норвегия, отчасти Мексика.

Попытки установления демократии изнутри или снаружи заканчивались плохо. Ирак, Сирия и Ливия погрузились в гражданскую войну. Алжир, Тунис, Египет вернулись к тому, с чего начинали. Повезло! Советский Союз, бывший при тоталитарном режиме вполне стабильным государством, при переходе к демократии развалился с образованием многочисленных очагов гражданских войн и межнациональных конфликтов.

На то есть масса причин. Прежде всего, драка за ренту между социальными, национальными, политическими, племенными, конфессиональными стратами не способствует единству общества. Лучшими возможностями гармонизации противоречий обладает монархия.


Потом, принципиальный для демократии вопрос кто кого кормит. Власть, которая зависит от производства в стране, ведет себя совсем не так, как власть, наделяющая с барского плеча подданных доходами «из трубы». В первом случае народ кормит власть. Во - втором власть, отбирая сырьевую ренту (халяву) кормит народ. Наивно надеяться, что эти зависимости не отразятся на политической системе. Какой бы формально демократической она не была.


Масса примеров, политической борьбы за ренту. Казаки, организации православных - инструмент каких-нибудь властей. Они живут за свой счет? Конечно!!! В России нет организаций, живущих на членские взносы. Соотсветственно, нет реально самоуправляемых организаций. Есть успешные схемы людей, неспособных реализоваться другим способом, присосаться к халяве, продать подороже свой патриотизм и преданность власти.

Культура, наука и образование рентной экономике по большому счету не нужны. Высокотехнологичная промышленность все равно загибается. Их содержат не по необходимости, а так, для приличия. Судя по зарплатам профессоров роста культурного уровня населения ожидать не приходится.

Путин весьма осторожный политик и человек. Он работает на то, что вызывает подъем рейтинга. Но то, что поднимает рейтинг, не способствуе подъему экономики. Специфика сырьевого придатка. Впрочем, в Греции та же история.

Для производства нужно право. Для драки за ренту - сила. Право мешает силе. Соответственно, роль "силовиков" снижаться не будет, а роль либералов не будет расти. А короля, как известно, играет свита.
Кстати, социологи обращают внимание на усиление агрессивности в обществе. Культ силы в совокупности с падением культурного уровня объясняет популярность СТАЛИНИЗМА (до 50% по некоторым данным). У путинофобов всему одно понятное объяснение. Тоже не свидетельство высокой культуры. Одно к одному.

Убили Немцова. Не первый случай "нейтрализации" политиков и журналистов либерального направления. В отличие от националистов. Заказчиков не находили ни разу. Зачем, если народ очень не расстраивается? Если либерал (либераст) где-то на грани мата.

Либерал в этой стране никогда не перебьет рейтинга Сталина. Об этом лучше Веллера не сказать. Просто мы движемся к авторитарному государству - единственной возможности сохранить государственность и избежать гражданской войны. Я не вполне понимаю механизмы, которые влекут нас взад, к монархии. Но само их наличие сомнений не вызывает. Связь их с ресурсной рентой тоже. Если бы президентом был человек более тупой, типа Ельцина, ситуация могла быть бы значительно жестче.

Мы проиграли Украину. Проиграли задолго до майдана. Хотя там живут наши люди, очень мало отличающиеся от нас. Но материальные интересы у нас противоположные. И наши страны движутся в разных направлениях. У них потребности развития промышленности вызывают потребность демократизации общества. У нас... Ну, об этом я уже сказал.
На днях исполнительный директор РСПП Мурычев на уважаемом телеканале давал комментарии. На вопрос ведущей: почему отечественный производитель, которому санкции позволили занять нишу на отечественном рынке, повышает цену, а не просто заполняет рынок, он ответил, что по причине высоких налогов, других поборов и барьеров. Замечание ведущей, что ситуация с налогами со времени включения санкций не изменилась, он проигнорировал. Зато рассказал, как плохо, что падает рубль, и какой ущерб это нанесет бизнесу. Вопрос, "какому бизнесу?", не звучал.
Когда представитель интересов бизнеса такого уровня давит на одни и те же кнопки независимо от ситуации, это слегка девальвирует всю систему защиты и предъявляемые аргументы. Но сам по себе вопрос: возможно ли импортозамещение без роста цен вполне актуален. Эту идею эксплуатируют многие политики и чиновники.
Итак, почему отечественные производители, прежде всего сельскохозяйственные, не занимались импортозамещением раньше? Да потому, что благодаря дорогому рублю на рынке правил бал дешевый импорт, цены были ниже себестоимости внутренних производителей. Особенно, после вступления в ВТО. Выживали (присутствовали на рынке) самые  эффективные. Вернее, самые приближенные к сиське господдержки.
 Почему стало возможным импортозамещение? Да потому что европейских производителей с рынка грубо убрали. Спрос остался. Цены, естественно, выросли. Рост цен - именно тот эффект санкций, который позволяет стать рентабельными большему числу хозяйств, снизить "порог вхождения на рынок". Главное условие импортозамещения. А тут и рубль вдобавок упал.

Но в сложившейся расстановке интересов, это многих уже не устраивает. Хотим импортозамещения, но без роста цен!

   Вообще у нас низкие цены - элемент национальной идеи, если не религии. Каждый бомж должен иметь возможность на сданные бутылки купить себе хлеба и пива!

   Всем понятно, что цена, кроме того что продукт равновесия спроса предложения - отражение баланса интересов производителя и потребителя. Ниже цена - лучше потребителю, хуже производителю. Выше - наоборот. Условие роста производства.

   В нормальной экономике большинство потребителей являются одновременно и производителями. И доходы одних сильно зависят от доходов других. Поэтому люди и правительства беспокоятся, когда цены падают, или когда курс валюты растет. Это режет доходы производителей, а, значит, и потребителей!

   В рентной экономике - потребители в основном не имеют отношения к производству, а занимаются разными формами перераспределения ренты. Бизнес, для которого снижение курса опасно, если не смертельно, о котором беспокоился Мурычев - торговля импортом. Для них, чем выше курс национальной валюты, тем выше реальные доходы, тем шире рынок, больше спрос и прибыль. Производство валится? Да и ...-то с ним!

   И надо признать, сегодня заинтересованных в завышенном курсе рубля гораздо больше, чем незаинтересованных.  Производителей осталось раз-два и обчелся. Торговцев на много больше. По интересам к ним примыкают госслужащие и труженики сервиса. Большинство получается подавляющим. Если решать демократическим способом, в интересах большинства, то победит идея завышения курса. И отмены эмбарго. А ну его, это импортозамещение к... У производства шансов нет. Рентной экономике не нужно производство. Ей нужны высокие цены на нефть и газ, которые обеспечат высокий курс рубля и низкие цены на импорт. Что и подтвердил еще раз уважаемый директор. В итоге будет замещение евроамериканского импорта китайсколатиноамериканским...

     Конечно, рынок не спрашивает, кто каких цен хочет. Котировки чуть присели, с ними присел и рубль. Ответ прожектерам, мечтающим сделать рубль резервной валютой. Кому нужна резервная валюта, зависящая от цен на нефть? Медведев может сколько угодно заявлять, что фундаментальных причин у падения рубля нет, что это результат спекуляций. Рубль от этого расти не станет, а остатки доверия к правительству сильно пострадают.
     Но сельскохозяйственное производство у нас довольно дешево. Зерно экспортируется довольно давно. Причиной тому избыток земель, низкие цены на моторное топливо и нищенские зарплаты сельского населения, живущего в основном натуральным хозяйством. В городах ситуация иная. Чтобы развивать высокотехнологичную промышленность (к вопросу об импортозамещении),  курс должен упасть значительно сильнее, чем для сельского хозяйства. Условие простое: экспортировать HiTek должно быть выгоднее, чем экспортировать нефть и газ. Иначе не получится. Эффективные вытесняют неэффективных. И кто на это пойдет?

Пенсионные фантазии.

Решение отказаться от накопительной системы пенсий принято. Не все министры поняли и приняли это решение, были эмоциональные выбросы. Но решение следует признать здравым. В нашей экономике накопительная система не работает. Невозможно обеспечить даже сохранение, не только приумножение накоплений. Именно это обстоятельство и было, надо полагать каплей, качнувшей чашу весов.

Накопительная система стоит на росте капитализации экономики. В развитых странах вложения в пенсионные фонды вырастают за время трудовой деятельности в разы и служат важным инструментом стимулирования роста. Но этот рост вложений связан с ростом общей капитализации.

У нас капитализация падает с 11-го года, а максимум 11-го ниже уровня 2008-го. растущих отраслей практически нет. Они были, пока росли цены на нефть. В начале-середине 0-х рос даже автопром. Как котировки стали, исчезли точки роста. Особенности сырьевой экономики... Завтра рухнут в два раза нефтяные котировки - и фондовый рынок рухнет примерно в той же пропорции. Как уже было в 2008. Соответственно обесценятся вложенные в акции пенсионные накопления. Потому что обесценится вся экономика.

С этой точки зрения отказ от накопительной системы - это фактическое признание того, что экономика у нас сугубо сырьевая, шансов стать иной у нее в обозримом будущем нет, и инвестиции ей не нужны. Об этом много говорилось лет десять назад, когда принималось решение о выплате долгов Парижскому клубу. Потом это как-то забылось.

Большой вопрос: осознает это правительство, или просто затыкает дыры в бюджете, не очень вдаваясь в смысл происходящего. Хочется верить в первое. Но то, чего хочется, не всегда ближе к реальности.

Однако, у новой системы свои противоречия, которые весьма вероятно приведут к очередной реформе. Логика начисления пенсии в нашей (и не только в нашей)  солидарной системе срисована с накопительной. Уровень зависит от стажа, средних или максимальных доходов, что характерно для накопительной системы.

В "солидарной" системе пенсии родителям оплачивают дети. Т.е. мы с вами. А нам - наши дети. В этой системе родители полностью зависят от детей. Насколько они будут успешны и трудолюбивы, насколько будет благоприятствовать им экономическая ситуация. Сколько их будет на каждое пенсионное рыло.

Но если платят все равно дети, какое значение имеют наши прошлые доходы? Мы их давно проели, вложили в недвижимость, в воспитание детей, в пенсии нашим родителями. Это прошлогодний снег. То, что проедено, не может быть источником финансирования. Никакой связи между обязательствами и их обеспечением нет.

Демографический или экономический спад означает либо увеличение нормы отчислений в доходах, либо усыхание пенсий. И ничего не сделаешь! Накопительный принцип летит коту под хвост.

Солидарная и накопительная системы имеют каждая свою, плохо совместимую логику. Они опираются на разные стимулы и источники финансирования. У каждой свои преимущества и недостатки. Каждая предназначена для разных целей и условий. Если экономика растет, а демографическая проблема не стоит, очевидными преимуществами обладает накопительная система. Пенсии в ней - плата за экономический рост, произошедший из их сбережений, из отложенного спроса.

У солидарной системы - свои преимущества и глубокие корни. Она худо-бедно обеспечивает старость людям не первое тысячелетие. Дети всегда кормили своих родителей. Независимо от экономического роста. Источником финансирования служат доходы детей, а не доходы претендента в пенсионеры.

Тут мы сталкиваемся с интересными раскладами. Мой сын хороший программист, заплата за сто и "белая". У моего соседа сын сидит в тюрьме, и не только ничего не отчисляет, а проедает налоги, которые  платит мой сын. У другого соседа сын занимается гаражным ремонтом, ничего из бюджета не получает, но ни налогов, ни социальных отчислений не платит. А пенсию нам платят практически одинаковую. Получается, что мой сын платит налоги за троих, и пенсию мне и двум соседям. Справедливо ли это?

По разным данным, до трети трудоспособного населения вообще не платят налогов или платит какой-то символический мизер. Процент тех, кто не платит социальных взносов, еще выше. А пользуются все. Соответственно растет нагрузка на тех, кто платит.  Не в последнюю очередь из-за этого у нас одни из самых высоких ставок, и их все равно не хватает. А чем выше ставки, тем больше уходит в тень. Замкнутый круг...

Другой пример. У вас четверо вполне благополучных детей, а у вашего соседа - ни одного. Число граждан, считающих, что дети в их жизни - излишество, растет. Как и имеющих одного ребенка. Вы вкладывали массу времени, сил и средств в воспитание, в будущее свое и своей страны. Другие те же средства и время тратили на комфорт и развлечения. Имеют право! Но почему ваши дети должны платить им пенсию?

Накопление бумажных дензнаков, как  на индивидуальных, так и на коллективных счетах не имеет смысла. Реальные пенсии будут зависеть не от количества накопленных фантиков, а от количества благ, производимых экономикой, которое в свою очередь зависит от количества и качества реальных производителей. От тех, кого мы родим и воспитаем.

Это ставит вопрос о принципе максимальной адресности. В том смысле, что пенсионные отчисления каждого идут в первую очередь его родителям, хотя бы в период, когда его трудовая деятельность приходится на пенсионный возраст родителей. Остальным - по остаточному принципу. Адресная составляющая должна быть заметно больше общестраховой. И хорошо бы, чтобы долю каждого родителя определял тот, от кого идут отчисления. Такой подход разом способствовал бы решению многих проблем. Прежде всего, демографической. Развитие средств контрацепции разорвало в богатых странах природную связь сексуального удовлетворения с рождением потомства. Выживание нации теперь зависит от эффективности системы стимулирования рождаемости.

Проблема, однако, не только в количестве, но и в качестве. Судя по второму месту по числу заключенных на душу населения, по проценту алкоголизации и наркомании, Россия - страна с очень высоким уровнем насилия и невротизации. Вал хамства, ненависти и недоверия в интернете, отношения на дорогах, служат красноречивой иллюстрацией человеческих отношений в стране. Дедовщина в армии, избиения в милиции, вымогательство чиновников - это не недогляд властей, это портрет общества.

Отвечают ли родители за своих детей? Я думаю - безусловно! Недавно случилось беседовать с детским психологом, работающим с трудными (неадекватными) детьми. Она сказала потрясающую вещь: в восьми случаях из десяти она не видит детей. Нет необходимости. Несколько занятий с родителями, и дети становятся адекватными, вменяемыми, управляемыми.

Однако обращаются к психологам единицы. Большинство считает воспитание насилием нормой, а причины неадекватности детей видит в чем угодно, только не в воспитании. На Западе насилие в отношении детей наказуемо. Общество страхует себя от передачи маргинальных наклонностей. Нас (включая официальных представителей) это возмущает. Дипломатия все случаи наказаний русских, живущих зарубежом, за распространение национальных традиций воспитания превращает в международный скандал. Нам трудно понять, что такое воспитание без битья. И это само по себе говорит о многом.

Регулярно приходится наблюдать, когда родители на улице или в магазинах шипят, рычат, орут на детей, раздают подзатыльники, обещают убить по приходе домой за "такое поведение". Нетрудно сообразить, что происходит за закрытыми дверями. Дети отвечают взаимностью: клянчат, истерят, хамят. Менталитет передается через воспитание. Редкие участники таких сцен смогут стать благополучными людьми. Хотя внешний успех не гарантирует нормальных отношений с окружающими. Конфликт, как образ жизни, отливается инфарктами, по которым мы, кажется, тоже впереди планеты всей.

Адресная пенсия может серьезно изменить отношение к желаемому количеству детей, и главное - к их воспитанию. Взаимная материальная ответственность  поколений сместит приоритеты.

При адресной системе теряет смысл уклонение от алиментов. Если папаша хотя бы материально не участвует в воспитании, он будет наказан маленькой пенсией. И вообще устойчивые семьи получают хороший стимул.

Серый бизнес заметно теряет преимущества и подвергается давлению персонала. Может быть, мы даже получим реальные профсоюзы. Более честные экономические отношения будут стимулировать более открытые отношения в обществе, и через них более честную политику.

Впрочем, может быть именно поэтому эти мечты останутся не более чем мечтами. Но мечтать-то, пока не запрещают!

Фины умнее русских.

 Недавно я понял, почему Финляндия не стала до сих пор рентной экономикой. А вполне могла бы. В стране с огромной площадью лесов и низкой плотностью населения экспорт леса вполне мог бы стать рентной отраслью, подавляющей все другие перерабатывающие отрасли, Как в России нефтегазовый сектор подавляет все остальные. Спрос на древесину в мире существенно превышает предложение. Меньше, чем спрос на нефть, но тем не менее. Соответственно, цены существенно выше издержек.   Даже для России, в которой нефтегазовая рента существенно завышает издержки любого производства, экспорт леса - бизнес сверхрентабельный. Что и было зафиксировано на законодательном уровне принятием экспортных акцизов на круглый лес и малообработанную древесину. Что-то на экспорт Жигулей или Тушек с Сушками экспортные акцизы не накладывают. Они и без акцизов дороже получаются Опелей и Боингов с аэробусами, а также бомбарде и прочих панасоников. Как раз, потому что дешевле продать лес (ни ума, ни серьезных долгосрочных капиталовложений не надо) и на вырученные баксы купить продукцию высоких технологий, чем произвести ее у себя. Не говоря уж о нефти и газе.
 Для многих стран Африки и Латинской Америки, не имеющих нефти, лес, кофе или какао с ананасами стали ее заменой: это сверх эффективные отрасли, которые не оставляют шансов другим. Но Финляндия в эту компанию не попала. Почему??!
Неожиданно для себя я увидел на голубом глазу объяснение этого феномена от очень солидного и импозантного финского чиновника в пиджаке и галстуке. Тот простодушно объяснял, почему финам жизненно необходим русский лес без экспортных акцизов. Почему бы вы думали? Потому что использование финского леса чрезвычайно дорого. На финском лесе финская целюлознобумажная и прочая лесоперерабатывающая промышленность разорится. А дорого оно потому, что на вырубку леса очень высокие налоги.
В этом я достаточно недавно убедился. Друг, у которого я гостил в Финляндии, жаловался, что за то, чтобы срубить старую березу во дворе, нужно заплатить какой-то увесистый налог. И наши привычные номера с заливом керосина или селитры под корни категорически не проходят: можно нарваться на значительно большие неприятности. Нам этого не понять. Всем, не только чиновникам. Уж столько в этой Финляндии леса, но при этом чувствуется едва ли не религиозное поклонение каждому дереву. В метре от стены нового здания стоят без единой царапины вековые сосны. И лес там - почти исключительно частный - похож на храм. И не понятно, толи фины из религиозного поклонения назначили этот налог, толи понимают, что экономические риски очень высоки.
А русский лес до недавних пор был очень дешев, что обеспечивало финской лесоперерабатывающей промышленности серьезные конкурентные преимущества. Он и сейчас очень дешев, но только для внутреннего потребления. Нетрудно сообразить, что экспортные акцизы этим конкурентным преимуществам серьезно подрезают крылья. И фины забеспокоились.
Какой урок для нас, сиволапых? Единственный эффективный способ обеспечить преимущества высокотехнологичным отраслям перед сырьевыми - задавить их административно. Чтобы дешевле было импортировать саудовскую, иранскую, норвежскую нефть, чем добывать собственную. Как в Финляндии задавили экспорт необработанного леса. И с лесом, кстати, тоже. Чтобы было выгоднее везти из Китая или Бразилии.  
Чтобы были конкурентоспособны высокотехнологичные производства, они должны быть более эффективны, т.е. выдавать больше стоимости на единицу издержек, чем сырьевые. Но это невозможно! Издержки добычи нефти в России не превышают в основном $10/бочку. При цене $110/бочку (сегодня) получаем на единицу труда и затрат десять единиц халявы (природной ренты). О сравнительной эффективности технологических отраслей говорить смешно. В обрабатывающих отраслях халявы (ренты) не бывает. Более эффективные отрасли вытесняют менее эффективные. Классика!
Но российские правители почувствовали удобство "катания" на трубе. Кайфует и население. Россия выбивается на первые позиции в Европе по импорту автомобилей, телевизоров и всяких прочих прелестей, которые  за нефть и газ производят для нас страны-импортеры. Торжество халявы! Половина новостного времени в зомбоящике - о трубе. Конфликт с Украиной привлекает из-за нее в разы больше внимания. Еще один скандал со Штатами из-за "Южного потока". В качестве противовеса и средства давления выдвигается еще одна труба - труба в Китай.
То, что российский ВВП (дефлированный) показывает  корреляцию более 90% с ценами на нефть, опратили внимание еще в 12-м году S&P. У нас этого старательно не замечают. А между прочим, это вполне объясняет начавшуюся стагнацию. Цены-то на нефть не растут!
Вкладываются космические бабки в новые и новые "трубы", которые будут означать дальнейшее подчинение сырьевой ренте в неизбежном пакете с технологической, научной и культурной деградацией страны. "Космосу", не говоря уж об остальных, такие бабки не снились! Трубная цивилизация...
И всем побоку...

Profile

chigrin_a
Анатолий Чигрин
Website

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel